18:17 

ХИДЭ [2]

_rinn
wandering you
15.02.2013 в 03:21
Пишет Anarendil:

ПРАХИДЭ. Часть 2
14.02.2013 в 22:24
Пишет Akaete:

Книга Simply Life; интервью с Хошино Хидехико, глава вторая
Извиняюсь за задержку. Оправданий нет, просто так получилось. Всё как всегда.

2. Встреча


- Юта, с которым вы хорошо ладили в старших классах, и привел Вас в группу, верно?
Х: Верно. Он сказал, что у Имая идут разговоры о сколачивании группы и о том, что я должен к ним присоединиться.
- Вы были знакомы с Имаем?
Х: В каком-то роде. Я знал, что есть такой семпай.
- Но с ним самим Вы не связывались.
Х: Совершенно верно. Так вот, Юта мне рассказал об этом, и мы пошли к Имаю. Юта уже загорелся идеей сделать меня вокалистом, но, когда мы рассказали остальным о его намерениях, нам ответили, что эта позиция уже занята другим.
- Первым вокалистом Араки, не так ли.
Х: Да. Кстати, он сам там был. Потом ребята думали, что же со мной делать, ибо Юта настаивал на том, чтобы я стал членом группы. Наверное, ему нужен был его одногодка рядом *смеется*.
- Сложно быть на самой низкой позиции(самым младшим).
Х: Не так ли *смеется*. В общем, он спросил, есть ли свободные места, и Имай сказал, что в группе может быть и два гитариста.
- Но в то время Юта ходил к Вам, к Вашему другу-семпаю, к Имаю...
Х: Он всегда был занятым человеком *смеется*. Дом Имая был табачным магазином напротив станции Фудзиока. Та группка парней, которая жила в Такасаки, садились на поезд, ехавший по линии Хатикосэн, но поезд-то ходил раз в час, так что ждали они его вместе *смеется*. Имай им подавал кофе в банках и приглашал к себе. Там также ошивались и другие семпаи.
- Как выглядела комната Имая?
Х: Она была в форме трапеции и находилась в задней части магазина. Так как мимо родителей Имая было сложно прошмыгнуть, не встретившись с ними лицом к лицу, с задней стороны магазина было что-то типа наружной лестницы. Нужно было по ней подняться к окну Имая, постучать, и кто-то тебя впускал.
- Хахахаха. Ну, Вы пошли туда с Ютой, а там были Имай с Сакураем, так?
Х: Наверное... были. Я не помню. Но, кажется, Сакурай уже тогда решил, что хочет играть на барабанах.
- Почему Вы решили присоединиться к группе?
Х: Потому что мне было нечем заняться. Я уже забил на футбол к тому времени, а тусоваться с ребятами у меня дома стало надоедать *смеется*. Я подумал, что был бы не против чего-нибудь эдакого.
- Но Вы не задумывались о чем-то в этом роде прежде, ведь так?
Х: Это правда. Я не играл ни на каком инструменте, но все же музыка мне нравилась, я же даже западную слушал. И я подумал что если захочу, то у меня всё получится.
- А еще "ну, гитара это тоже неплохо"?
Х: Угу. Я решил последовать совету Имая, а еще нашелся семпай, который сказал, что может продать мне ненужную ему гитару. Подержанная мне тоже подходила, так что во втором классе старшей школы я стал обладателем подержанной Greco Stratocaster.
- Как Вы сумели её купить?
Х: Я попросил денег у родителей *смеется*.
- Хахахаха!
Х: Моих карманных денег было недостаточно, поэтому я просто попросил побольше *смеется*.
- Что вы почувствовали, когда впервые взяли в руки гитару?
Х: Поначалу я ничегошеньки о ней не знал *смеется*. Я был на уровне "ого, у этой гитары шесть струн!", а также "вау, а на басу их только четыре!".
- Это было чем-то совершенно новым для Вас *смеется*.
Х: Так я и начинал, даже не зная, что надо делать со струнами. Ну, все же Имай, казалось, имел хоть отчасти понятие, что делать с гитарой, так что я смотрел, что делал он, иногда спрашивая то-то и то-то, и со временем начал пробовать подражать ему.
- Это все было в комнате Имая?
Х: Поначалу да. Но когда идея с группой уже не казалась только развлечением, мы начали репетировать у Юты дома в Такасаки. До него ехать тридцать минут на электричке, так что я вместе с Имаем, Сакураем и Араки наведывался туда раз или два раза в неделю.
- Вы вчетвером ездили репетировать. Но для этого вам нужен был большой дом, не так ли?
Х: Наверное. Ну, там не было звукоизоляции или пристроек, простой двухэтажный дом. На первом этаже находилась гостиная и има(традиционная японская комната, типа гостиной, которая, насколько я поняла, может использоваться в разных целях), а на втором - спальная Юты и одна большая комната в десять татами(примерно 4,3mx4,3m), в которой находились ударная установка и усилитель.
- В итоге все было отлично слышно на первом этаже *смеется*.
Х: Скорее всего. Ибо Сакурай дубасил по барабанам не скромничая.
- Наверное, это доставляло кучу неприятностей домашним *смеется*.
Х: Но обычно родителей не было дома, да и мы сами выбирали время, когда их нет. Мы делали каверы на "Romantist" от The Stalin. После того как отыгрывали несколько песен, мы садились на обратную электричку в Фудзиоку. Как я тащил гитару... О, я тащил её в бумажном пакете.
- Э?
Х: Когда я её покупал, к ней не прилагался чехол. Я так и держал гитару в поезде, а гриф торчал из пакета *смеется*. Было так стыдно *смеется*.
- Хахахаха. Итак, несколько месяцев вы только и делали, что каверы.
Х: Да. А потом пришло лето, и Сакурай, Имай и Араки окончили школу. Имай с Араки переселились в Токио, а Сакурай остался дома и нашел работу в какой-то компании, связанной с машинами.
- Но репетиции вы продолжали.
Х: Да. К тому времени мы уже ходили на мероприятия, а еще думали над названием. В конце концов Имай сказал: "Мне кажется, "Hinan GO-GO" хорошее имя, как вы думаете?".
- Наверное, он мечтал это произнести *смеется*.
Х: Скорее всего *смеется*.
- Как остальные отреагировали?
Х: Все молчали *смеется*. Мы думали, правда ли это имя подходит. Имай же заявил, что "подходит. Оно точно подходит этой группе", и имя осталось, а мы повиновались.
- Итого вы назвали группу Hinan GO-GO и начали действовать.
Х: Мы все еще играли каверы. По истечении месяца мы были на одном мероприятии, которое называлось ‘Little Rock’(ritorurokku), играли там. Это был концерт для любительских рок-групп, спонсированный Синсейдо.
- Как вы себя чувствовали, стоя на сцене уже через месяц после того, как группа нашла себе название?
Х: Я все еще плохо играл. Это было через три или четыре месяца после того, как я купил гитару. Мы, конечно, репетировали, но пальцы у меня болели, и это обескураживало. Я не мог играть, потому что они болели. И тогда я думал, что все же играть на гитаре сложно. Но, если думать об этом сейчас, те каверы, которые мы тогда делали, кажутся простыми.
- И, думая об этом, Вы не могли играть.
Х: Я много практиковался дома. Часами торчал в комнате и бренчал на гитаре. Но когда мы решили пойти на то мероприятие, я подумал, что должен сыграть хорошо, и это меня воодушевило *смеется*.
- Вы обсуждали с остальными, как вы все будете выглядеть на сцене?
Х: Нет, но было решено, что все должны быть с макияжем.
- Хахахаха.
Х: Я попросил свою мать одолжить мне тональный крем, и нанес его, как она мне показала. Еще была одежда; мой брат был ученым, и как-то он оставил дома белый халат, который я и попросил *смеется*. Я его разукрасил по вкусу. А, еще я почему-то не мог снять ремень гитары.
- Хахаха, какая милая оплошность *смеется*.
Х: Мы сыграли ‘Romantist’ и ‘STOP JAP’ и ‘365’ от The Stalin, и это было успехом для нас, поэтому мы стали задумываться всерьез насчет игры. Имай с Араки уже жили в Токио, но приезжали на репетиции. Мы репетировали, а потом они либо возвращались в город, либо... оставались у друзей *смеется*. Со временем это стало привычным.
- И Вы начали чувствовать, что всё становилось существенным.
Х: Да. Я не задумывался об этом прежде, но играть в группе было весело. Я не испытывал ничего такого со времен моего увлечения футболом.
- А потом Вы написали первую песню для Buck-Tick.
Х: А, это... Нам надоело делать каверы, так что мы задумались о написании собственных песен. Мы разговаривали об этом всерьез, но никто так и не явился на репетицию со своей песней. Так что в конце концов первым написал её я *смеется*.
- Но это же восхитительно *смеется*.
Х: Промежуточное название той песни было "Soldiers". но когда ребята её послушали, они сказали, что она "слишком легкая и тусклая" и "слишком выдержана в миноре", в общем, она им не пришлась по душе *смеется*. Потом название поменялось на "Freaks", но в конце концов она стала фантомной песней. А потом Имай написал "Plastic Syndrome I".
- Собственная фантомная песня *смеется*.
Х: Ну да. После "Plastic Syndrome I" Имай увлекся, и песни начали накапливаться. Потом он заявил, что раз мы начали исполнять собственные песни, то мы должны поменять название группы на что-то более звучное.
- Hinan GO-GO плюс что-то звучное.
Х: Хахаха. Помню, я говорил, что нужно что-то, что легко запомнить.
- И здесь началась история Buck-Tick.
Х: Да. К тому же я начал смотреть на вещи под иным углом, а так же увлекся музыкой как хобби и начал слушать Bauhaus и The Cure.
- Какова была причина?
Х: Девушка, с которой я был близок, была музыкальной маньячкой. У неё была куча кассет западных исполнителей, которых я не слушал, поэтому я одалживал записи и слушал их.
- Имай слушал то же самое?
Х: Не сказать, что совсем то же самое. Когда как я увлекался британской новой волной, Имаю больше нравился панк. А, в то время мы все слушали Boowy. В основном они не были так популярны еще, разве что их ‘Instant Love’ куда-то пробивалась, но о них все знали в Гумме. Они очень на нас повлияли.
- Вы приносили те одолженные кассеты Имаю?
Х: В конце концов так оно и было, да *смеется*.
- Итак, название группы изменилось, когда вы были в третьем классе старшей школы. Какой была деятельность после этого?
Х: Мы стали активнее. Мы начали играть собственные песни, соответственно, народ стал нас слушать. Намечался прогресс, мы даже стали играть в заведениях с живой музыкой(в большинстве своем в маленьких барах).
- Вы еще участвовали во всяких конкурсах, если не ошибаюсь. Я знаю, что вы участвовали в музыкальном конкурсе, который проводился в Такасаки(декабрь 1984) и выиграли особый приз.
Х: О, я это помню. Мы выступили ужасно, но впечатляюще. Так они нас и оценили и дали нам тот приз *смеется*. Но чем больше мы выступали, тем больше я думал, что пора брать себя в руки.
- Итак, вы выступали регулярно вплоть до Вашего выпуска.
Х: Да. У нас пока не было менеджера, так что Юта стал контактным лицом группы. Юта сам по себе очень кропотливый человек, который отлично ладит с людьми, поэтому все члены групп, с которыми мы выступали на мероприятиях, были из числа его знакомых. Остальные были очень робкими, поэтому деятельность группы перешла на плечи Юты *смеется*. У Толла тоже была своя группа, поэтому мы часто вместе выступали.
- Быть в группе стало чем-то для Вас обыденным.
Х: Я совсем не учился. А еще забил на поступление в университет.
- Поэтому Вы поступили в гастрономический техникум в Токио после Вашего выпуска в 1985?
Х: Перед этим шли разговоры о том, что мы с Ютой будем делать после окончания школы. Тогда я подумал, что не очень-то хочу перенять родительский магазин, поэтому сказал Имаю и Араки, что мы с Ютой тоже поедем в Токио.
- И родители Вам разрешили?
Х: Поначалу я им говорил, что хочу поступить на кулинара, поэтому должен переехать. Я пытался быть настойчив, но, думаю, родители видели меня насквозь. Они разрешили. Я им сказал, что это только на год, и уехал.
- Вместе с Ютой.
Х: Юта поступил в какую-то бизнес-школу. Все шутили на этот счет, мол, "что ты там потерял", но отец Юты сам был служащим, работал в железнодорожной компании, поэтому ему было легче таким образом выпросить его разрешение, под предлогом того, что пойдет по его стопам.
- Кстати, где Вы жили, когда переехали?
Х: Возле станции Симо-Итабаси на линии Тобу-Тодзё. Это место находилось рядом с моим техникумом, который сам был в Икебукуро, и большинство ребят жили поблизости. Наверное, это было близко с Гуммой *смеется*. Имай с Араки вместе снимали жилье на Токивадай, а Юта жил на Асагайе, рядом с Мацуй Цунемацу(Boowy), с которым они сдружились еще в Гумме после знакомства. Мы часто репетировали в студии, которую Boowy снимали на Коэндзи.
- В то время Сакурай был единственным, кто остался в Гумме, не так ли?
Х: Угу, единственным. Он приезжал в Токио для репетиций и на концерты. Когда он наконец-то переехал, он начал жить с кем-то на Ками-Итабаси. В итоге все, кроме Юты, жили поблизости линии Тобу-Тодзё. Мы часто ездили друг к другу, чтобы послушать музыку или типа того.
- Вы подрабатывали?
Х: Когда учился, нет. Тогда я еще жил на родительские деньги. Аренда квартиры была где-то 50000 иен за обшарпанную комнату в японском стиле, ванной комнатой и общим холлом.
- Вы серьезно относились к учебе?
Х: Вообще-то да. Это было лишь на год, поэтому, даже если я ложился очень поздно, утром я все равно вставал и шёл на учебу. К тому же, жил-то я на деньги родителей *смеется*. Там я научился, как обходиться с кухонным ножом, как разделывать рыбу и много чего другого. Но мои родители не знали, насколько сильным было мое решение быть в группе. Они думали, что я поехал в Токио вслед за остальными, и что со временем мне это надоест, и я вернусь домой.
- В общем, они не очень-то сопротивлялись.
Х: Именно. Через год я окончил училище и получил диплом, так что лишился предлога оставаться в Токио. Я им сказал, что хочу побыть в группе еще немного, и они мне позволили. Они думали, что я там пробуду еще год или два и все же вернусь.
- В том году, когда Вы перебрались в Токио, у группы состоялось первое выступление. Четвертого августа в Shinjuku JAM, так?
Х: Было громко. Тогда у нас все еще не было менеджера, так что Юта занимался тем, что ходил в разные клубы с нашими записями. Когда мы выступили в JAM, нас наконец-то заметили. Мы выступили на мероприятии, которое называлось ‘Beat for beat for beat’. Но тогда и начались некоторые разногласия в группе...
- Какие?
Х: Ну, соответствует ли вокалист требованиями группы.
- Каким вокалистом был Араки?
Х: Визуального типа. Он размалевывал себе лицо белым и так и выступал.
- Как Генет из Auto Mode?
Х: Да, как он. Его стилем был позитивный панк, но более творческий, он любил использовать искусство для своих выступлений. Поэтому все было хорошо, когда мы исполняли каверы, он подходил. Но когда Имай начал писать собственные песни, и репертуар группы стал мелодичнее, мы начали сомневаться, хорош ли вокал Араки для нас.
- Понимаю.
Х: Думаю, он сам отлично чувствовал разницу.
- Араки был очень близок с Имаем, не так ли.
Х: Эти двое сколотили Buck-Tick. Они жили вместе, когда только переехали. Поэтому, когда начались эти разногласия, атмосфера накалилась и стала очень напряженной.
- Однако вы выступили в Shinjuku JAM, а мероприятие ‘Beat for Beat for Beat’ стало последним для Араки как вокалиста.
Х: Правильно. После репетиции на Коэндзи, когда мы уже были в пабе, мы сказали ему, что он должен уйти. Все плакали.
- А потом начались поиски нового вокалиста.
Х: У нас были другие претенденты кроме Сакурая, знаете ли. Помню, был один кохай из Гуммы, который играл в любительской группе ‘Rockers’. Вообще-то, Имай хотел выбрать его. Он подумал, что если поставит его на вокал, группа поменяет своё направление. Кажется, Имай даже не мог вообразить себе Сакурая в роли вокалиста. Но Сакурай был непривычно настойчив, говорил, что будет лучше, если ему позволят быть вокалистом. Казалось, что он шёл против всех. Я впервые видел его таким.
- Но в таком случае вы лишились бы барабанщика.
Х: Это было первым, о чем подумал Имай. Так получилось, что в то же время группа Толла распалась, поэтому Юта, заявив, что попросит брата переехать сюда, умчался в Гумму *смеется*. Это было таким облегчением, ибо разговор шел о Толле, поэтому было не о чем волноваться. К тому же, это было что-то типа обязательства между братьями. Юта практически заставил *смеется* брата переехать. Они начали жить вместе у Юты.
- Когда вы выступали на втором мероприятии ‘Beat for Beat for Beat’, у вас уже поменялся состав: Толл на барабанах и Сакурай на вокале. Что изменилось?
Х: Барабаны были более впечатляющими, нежели у Сакурая. Когда мы исполняли каверы на The Stalin, двухбитной техники игры было достаточно. Толл всегда был восьмибитным ударником, в этом и состояло главное различие. К тому же, Сакурай это Сакурай, и это было впервые, когда он должен был выступить перед людьми как вокалист, поэтому он ощутимо нервничал. Но больше всего ощущалось, что это начало чего-то нового.
- Buck-Tick развивались, поэтому техника Толла была как раз кстати.
Х: Также это был период мобилизации. Раньше в большинстве своем лишь наши друзья покупали билеты и ходили на лайвы, но в какой-то момент мы заметили, что это было уже не так. У нас развивался потенциал.
- К тому времени Вы уже выпустили альбом. Что насчёт денег?
Х: О, это. К счастью, мать мне все еще помогала в этом плане. Я также нашел работу в ночную смену в круглосуточном магазине ‘Chanpy’. Он находился возле Сетагая, а я жил на Готокудзи. Помню, что поздно ночью мне отдавали уже списанные бенто, это очень помогало.
- В то время все подрабатывали и всем было трудно.
Х: Угу. Моим обычным обедом был рис с майонезом или капустой.
- И это говорит выпускник кулинарного техникума.
Х: О, и то верно *смеется*. Я наливал соус якинику на рис, присланный родителями.
- Суровые времена.
Х: Было трудно *смеется*. Но и весело. Мы еще начали тогда записываться. Вообще, было много начинаний.
- Вы записали песни ‘To-Search’ и ‘Plastic Syndrome Type II’, не так ли?
Х: Кажется, это было в мае. Мы начали записываться в одной студии Ямаха где-то в Киёси, так как Толл знал кого-то из стаффа. Это было в период, когда группы как X(Japan), Uchoten, The Willard и Laughin’Nose тоже были инди-группами, поэтому, наверное, мы плыли по течению. Мы записали ‘Plastic Syndrom Type II’, ‘To-Search’, ‘One Night Ballet’ и ‘Secret Reaction’ в один день.
- Инди-группа, записывающая четыре песни в день.
Х: Мы были начинающими, так что думали, что так оно и должно быть *смеется*. Тогда еще и сильно увеличилось число концертов.
- Юта арендовал места, и вы пожинали плоды.
Х: План Юты заключался в том, что мы засветимся везде, где только можно. О, еще в том году мы выступали на культурном фестивале в женском университете, куда поступила моя кузина.
- Хахахаха, неужели?
Х: Да. Много групп так делало, мы и подумали, почему бы и нет. Мы поговорили с моей кузиной. Она основала первое подобие фан-клуба после этого. Называлось это дело ‘Full Volume’, они иногда отчеты делали. Я все еще им очень благодарен.
- А потом, двадцать первого октября, вышел ваш первый сингл ‘To-Search’ на лейбле Taiyou Records.
Х: Да, Taiyou Records. Мы работали с человеком по имени Саваки Казуво. Он был интересным и необычным человеком. Он заметил нас, когда мы выступали в Shibuya Yaneura, сам он был одет в боевую униформу и носил короткую стрижку, поэтому выглядел подозрительным, с какой стороны ни взгляни *смеется*. К тому же, его компания называлась ‘Taiyou Records’. А еще он как-то изрек внезапное пророчество, когда мы говорили о релизах *смеется*. Он сказал: "Вы пятеро человек, которым суждено быть связанными под звездами. Точно вас покупаю!" - и я запомнил.
- Очень подозрительно *смеется*.
Х: Но они работали и с другими артистами(Genkaku Maimu, Geiru), так что мы были рады, что кто-то готов нас взять.
- Это была ваша первая запись.
Х: Да. И мы были счастливы, потому что сингл вышел.
- Я сменю тему. Это было уже тогда, когда Вы жили один на Готокудзи?
Х: Это было время, когда я наполовину сожительствовал с Имаем. Когда я еще учился, Имай тоже часто заглядывал ко мне на Симо-Итабаси, так что, по сути, там мы тоже почти сожительствовали. Когда я переехал, он часто ко мне приходил и оставался ночевать, в общем, был нахлебником. Я тогда жил еще с одним человеком, так что нас было трое.
- Наверное, он так себя вел из-за трудных обстоятельств *смеется*.
Х: Но у меня тоже была куча трудных обстоятельств *смеется*. В тот же период мы познакомились с Танакой, который со временем стал директором Victor. Помню, он у нас одолжил много записей на послушать. В любом случае, жить с Имаем было сложно.
- Это почему?
Х: Ну, это еще со времен Симо-Итабаси, но, например, он мог уронить, сам того не замечая, миску мисо-супа с вакамэ в ванну пока намыливал голову...
- Хахахаха, это сурово!
Х: Ну, или другой случай, я не помню, где это было или кто это начал, но так получилось, что какашки в туалете лежали кучей. Это была игра "если смоешь, проиграл", и, так как это был туалет в японском стиле, кучу можно было видеть *смеется*.
- Еще суровее *смеется*.
Х: Но было весело все, что мы тогда делали. В следующем году мы записали ‘Hurry Up Mode’ в той же студии Ямаха, и это оказалось совсем несложно, но по окончании записи мы не любили расходиться по домам. Мы часто вместе ночевали *смеется*. Мы часто шли к Сакураю на Ками-Итабаси, все там ночевали, а с утра возвращались в студию. Было весело, правда.
- Вы выпустили ‘Hurry Up Mode’ первого апреля, а потом у вас был лайв ‘Bakuchiku Gensho’(Buck-Tick Phenomenon).
Х: Да. По плану Саваки-сана все члены стаффа носили стикеры с надписью ‘Bakuchiku Gensho’, когда выходили в город. И все же это было подозрительно *смеется*.
- Каким вам показалось ваше собственное шоу в Toshima Hall?
Х: Я не ожидал, что там соберется восемьсот человек. Я не мог поверить, что это правда происходит. "Билеты правда распроданы, это из-за стикеров?". Но мы этого добились. Это было большим шагом вперед для нас.
- А потом у вас был тур.
Х: Это был наш первый национальный тур. Мне очень понравилось. Мы были в Тоёхаси, Сизуоке, Нагойе, Осаке и Киото. На стареньком Hiace(Toyota)... Мы колесили под названием Buck-Tick, но по ощущениям это было школьной экскурсией *смеется*. Вставать в Тоёхати в шесть утра, играть у реки; денег, чтобы остановиться в настоящем отеле, нет, поэтому все останавливались в лав-отеле; гнать, поэтому бензин быстро кончался, толкать всем вместе машину *смеется*.
- Ах, молодость.
Х: Мы начали больше работать. Понемногу начала появляться вера в себя. Много людей приходило, чтобы на нас посмотреть.

URL записи

URL записи

@темы: Хидэ, БТ

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Y

главная